http://xlt.narod.ru

Осколки разбитого вдребезги.


"По ночам спокойно, и мы начинаем охотиться за медными ведущими поясками снарядов... Некоторые насобирали целые мешки и повсюду таскают их с собой, так что, когда мы отходим в тыл, им приходится идти, согнувшись в три погибели."
Э.М.Ремарк "На западном фронте без перемен".

Некоторые - даже опытные! - поисковики часто выражают недоумение, когда речь заходит об осколках. Ну какой интерес для искателя раритетных монет может представлять ржавый бесформенный кусок железа?
И какую ОПАСНОСТЬ может таить в себе давно взорвавшийся снаряд?

Направляющие пояски от снарядов сделаны из чистой меди и они хорошо звенят в наушниках металлодетектора. Их приходится выкапывать поневоле, поскольку их сигнал лежит в диапазоне крупных медных монет, в котором попадаются даже и большие тверские пула.


Килограммы чистой меди - фрагменты
направляющих поясков от снарядов.

Нашу площадку утюжила артиллерия всех калибров...

Но... железные осколки? Зачем выкапывать их, если по прибору практически однозначно можно определить, что это осколок? Сильный рваный звук... Бегающие полосы на Сигнаграфе в основном в отрицательной части спектра... При нажатом триггере четко определяется, что обьект вытянут и имеет длину 5-10-15 см и более... Надо ли тратить драгоценное время на его откапывание?
Но именно потому, что обьект большой, а звук сильный, осколки хорошо экранируют грунт ПОД собой. Если в земле лежит осколок, то это означает, что конкуренты оставили вам этот шанс. Все, что содержит земля под осколком - ваше.


Разнокалиберные обрывки железа - первый признак того,
что данная местность подвергалась обстрелу.
В одиночку такие площадки не копайте
и держите аптечку наготове.
Четвертый год мы упорно лопатим одну и ту же площадку. Все яркие сигналы от цветного металла повыбраны уже давно - гильзы, пули, пояски от снарядов, консервные банки, ...
Одно железо и осталось. Ну вот и до него очередь дошла :)))
Работа по выкапыванию осколков технически вовсе несложна. Услышав железное "бульканье", следует тут же нажать триггер и определить форму осколка, его положение в грунте и глубину залегания. Затем точными движениями саперной лопатки П-образно взрезаем дерн. Какая ж радость искать крупное железо! В земле его сразу видно, это не чешуйка. Поняв, что это за железный осколок, достаем его. Внимательно обследуем грунт под ним и в выкопанной земле. После этого аккуратно ссыпаем землю в яму, дерн вставляем на место. Движением сапога заровняли борта, присыпали сухой пылью, причесали травку... У настоящего сапера места раскопов должны быть незаметны :) А то враг все твои мины повыроет :)))
Осколок не выбрасываем в ближайшую траву, а собираем в кучу и вывозим с площадки. Вперемежку с килограммами осколков - идут средневековые гвозди, ножи, подковы, железные кольца.
А ПОД всем этим железом лежат экранированные чешуйки XV-го века. Прошлой весной только за одну поездку собрали 23 штуки. Среди них редкие - типа знаменитого "дозора" или большого тверского пула, великий князь Михаил Борисович, тип 2. А ещё одну древнерусскую монету до сих пор не удалось атрибутировать - серебряная деньга неизвестного типа.
И всё это - на давно обобраной площадке!

Осколок закрывает для осмотра металлодетектором не только площадь под собой. Но и вокруг себя - в радиусе, равном радиусу вашего кольца. Чем больше кольцо, тем дальше оно начинает чувствовать осколок.
Какую же площадь могут скрывать под собой осколки? Представить несложно. К примеру, за одну поездку этой осенью мы выкопали 5 головных взрывателей от гаубичных 152-мм снарядов. Несложная арифметика показывает, что только они дали при разрыве более 10000 осколков. Что-то собрали до нас, что-то улетело за километр. Но ржавое железо только от этих снарядов полностью закрывает от осмотра стандартным кольцом XLT площадь, в сумме примерно равную 12-ти соткам! Это площадь двух средних подмосковных дач, разорваная на мелкие кусочки и разбросаная по округе.
12 соток НИКЕМ не осмотренной территории в перспективном месте!!! Десятки монет и исторических артефактов! Осколки сберегли их для нас от конкурентов. Но ... как уберечься от самих осколков?

Поиски железа

Для поиска железа и монет необходимо немного изменить программу для XLT по поиску чешуек. Загрузите встроенную программу Relic и внесите следующие изменения:

            ПРОГРАММА ПОИСКА ДРЕВНЕРУССКИХ МОНЕТ ПОД ОСКОЛКАМИ

                Target Volume       = 48
                Audio Threshold     = 17
                Tone (Audio Freq)   = 231
                A.C. Sensitivity    = 60
                D.C. Sensitivity    = 30
                Ratchet Pinpointing = OFF для лучшего распознавания длины предмета
                Track View          = ON
                Autotrac Speed      = 13-14 зависит от частоты появления надписи "Track"
                Autotrac Offset     = 1
                Trac Inhibit        = ON чтобы балансировка не произошла над железом
                Recovery Speed      = от 20 до 24 в зависимости от замусоренности железом
                Bottlecap Reject    = 1
                D.C. Phase          = ON
                Fade Rate           = 12
                Preamp Gain         = 15
В поисках железа хорошо помогает фоновый звук XLT. Когда под кольцо прибора попадается железка, ее легко вычислить, даже если она очень маленькая - типа иголки. Фоновый звук над железякой прерывается и "булькает". После выкапывания грунт делится пополам и проверяется. Там, где фонового звука нет, или слышны хрипы и видны полосы в левой части экрана XLT - в той кучке грунта она и лежит. Затем процесс повторяется, ещё и ещё. Обьект находится быстро.

Когда взрывчатка плохо детонирует,
снаряды рвутся на продольные
дольки, как апельсины.
Над большими осколками часто возникает перегрузка прибора. Прибор, настроенный на поиск мелких монет, радостно кричит "Вааа-ау!" и экран XLT выдает надпись "Overload". После этого прибор приходит в полуобморочное состояние, чувствительность его резко падает. Поэтому после перегрузки следует провести полную балансировку прибора - в "режиме поиска" нажать "Enter" и далее по тексту инструкции. Вернуть в рабочее состояние XLT, ошалевший от радости встречи с крупным осколком, удается за 3-4 секунды.

Процесс поиска осколков занятен и нетруден. Если вы приехали на давно обобраную площадку, то в первую очередь ищите осколки и гвозди. Найти их несложно. Некоторые осколки имеют острый край и их иногда можно спутать с "земледельческими орудиями", "ножами" и "наконечниками стрел". И, как показывает практика, даже под ржавым гвоздём (не говоря об осколке) может спокойно лежать и крохотная серебряная полушка, и здоровенный рубль начала 19 века.
Однако и в этой ложке мёда есть своя бочка дёгтя. Этот увлекательный процесс ... опасен!

Опасность несут большие осколки. Дело в вот в чём. Большой осколок потому и не разлетелся в мелкие щепки при взрыве, что не сдетонировала часть взрывчатки. Которая может в нём остаться. Найти большой осколок с прилипшим к нему полкило тротила - вполне реально.
Проблема неполной детонации была известна давно.
А.Штетбахер "Пороха и взрывчатые вещества", М. 1937, стр.593 :
     "Вкраце укажем признаки, по которым можно отличить полную детонацию от неполной.
     Каждому технику, работающему в области  взрывчатых  веществ,  достаточно  хорошо
     известно, как трудно взрываются плавленые  тринитротолуол  и  пикриновая кислота
     и какие часто необходимы затраты, чтобы опытным путём правильно выбрать оболочку
     и детонатор соответственно разрывному заряду......
     [При неправильно выбранном детонаторе] ...осколки уже не зазубрены, имеют
     крупные размеры... закопчены сажей или даже покрыты неизменившейся полусгоревшей
     взрывчатой массой".
Плавленые тол и пикриновая кислота, о которых идёт речь - широко распространённая начинка снарядов времён последней войны. Во время войны также широко применялись взрывчатые смеси из селитры (с опилками, торфом, сосновой корой и т.д.). Если селитра сырела, снаряд не взрывался или взрывался неполностью. При попадании в воду селитра растворялась, "добавки" сгнивали, и от большого осколка оставалось лишь ржавое железо. Осколки с толом также не представляют на первый взгляд прямой угрозы. Находя такие большие осколки, часто в пол-снаряда величиной, поисковики привыкают к тому, что они "совершенно безопасны". Но это не всегда так...
Если снаряд был снаряжен пикриновой кислотой, то при лежании в земле:
пикринка + железо + влага + воздух = пикраты
Пикраты - это желтые, желтокрасные кристаллы, соли пикриновой кислоты. В воде почти не растворяются и особо опасны при высыхании. При простом касании рукой/лопатой - пикраты взрываются, вызывая детонацию пикриновой кислоты. Если осколок с остатками пикринки лежал на открытом воздухе или в болотистой почве, то десятилетиями пикриновая кислота размывалась водой, смывалась дождями, и постепенно исчезала. Но если осколок размером в пол-снаряда влетел в слой плотной глины, а это случается, то невзорвавшаяся пикринка спокойно может дожить и до наших дней.
Однако опасна не только пикриновая кислота. ТЭН может взорваться от любого удара. Тол в довоенных боеприпасах иногда смешивали с динитронафталином. Если такой "тол" остался в осколке, то он пропитывается ржавчиной и в смеси с железом динитронафталин дает химически нестойкие окиси. При ударе по осколку (скажем, лопатой), при попытке отколупать такой тол от железки, сжечь его в костре и т.д. - он взрывается. Но не всегда.
По мнению эксперта-криминалиста А.Дорошенко, это происходит в среднем 1 раз на 100-200 случаев.

Помимо тола и пикриновой кислоты, немцы во Второй Мировой войне использовали следующие взрывчатые вещества:
ТЭН,
гексоген,
аммотол (смесь 40-80% NH4NO3 и тротила),
смесь тротила с порошкообразным алюминием,
смесь тротила с гексогеном,
этилендиаминдинитрат,
разнообразные "эрзацы", типа смеси удобрений из селитры и угля.
(Для лучшего подрыва эрзацев немцы часто добавляли в снаряд второй детонатор).

Советские боеприпасы помимо всего этого практиковали смесь тола с железными опилками и прочие "рацпредложения".

Американцы и англичане комплектовали ленд-лизовские боеприпасы:
тротилом,
динамитом,
тетрилом,
аммотолом,
мелинитом (лиддитом).

Все эти химикаты придумали в начале 20 века. Так вот.
НИКТО НЕ ЗНАЕТ, КАК ВЕДУТ СЕБЯ ВСЕ ЭТИ ВЕЩЕСТВА ПРИ ХРАНЕНИИ 50-100-200 ЛЕТ!!! Тем более в соприкосновении с металлами - железом, медью, бронзой, алюминием - вдобавок во влажной среде, на солнце, при неоднократном замораживании или нагревании. Таких исследований никто никогда не проводил. Именно в связи с этим все боеприпасы во всем мире, пролежав на складах допустимый срок, планово уничтожаются. При долгом хранении даже на складе, свойства взрывчатых веществ могут стать непредсказуемыми. Не говоря уже о "хранении" в земле.
То, что взрывчатка после взрыва может остаться на осколках, было известно давно. Ещё в довоенных руководствах по уничтожению боеприпасов содержится указание собирать и уничтожать осколки с невзорвавшейся взрывчаткой.

"107-мм горно-вьючный полковой миномет обр.1938 г. Руководство службы."
ГАУ Красной Армии, Воениздат НКО СССР, 1941 г., стр. 245-246 :
   "130. Уничтожение негодных боеприпасов.
    ...
    4. После подрыва мины (снаряда) необходимо осмотреть осколки. Если окажется,
       что осколки содержат взрывчатое вещество или взрыватель, то их (так же, как
       и разбросанные куски взрывчатого вещества)  собирают в одно  место  и затем
       вновь  подрывают.  Осколки с невзорвавшимся взрывателем подрывают на месте,
       переносить их воспрещается".
Однако при разминировании местности во время и после войны саперы едва успевали уничтожать невзорвавшиеся снаряды и бомбы, и ликвидировать оставшиеся боеприпасы подрывом. На сбор осколков с прилипшей взрывчаткой, разлетевшихся на сотни и сотни метров, не хватало уже ни сил, ни людей. Если же мину "зажаривали" на костре местные ребята, любители острых ощущений, то помимо осколков и взрывчатки в округе можно встретить и уцелевшие взрыватели, вставшие на боевой взвод.
Проблема эта актуальна не только в России. В Израиле саперы тоже, бывает, подрываются на таких осколках. У арабов качество взрывчатки было невысоким и часто она не детонировала целиком. На солнце в пустынях невзорвавшаяся взрывчатка на крупных осколках раскаляется, доставляя саперам изрядные хлопоты. В наших широтах осколки со взрывчаткой лежат в сырой земле, а то и в слое воды, но намного безопаснее они от этого не становятся.
Какой химический состав находится на откапываемом вами большом осколке, во что превратилась взрычатая смесь за годы лежания в грунте - не сможет предсказать ни один химик. Разложилась ли старая взрывчатая смесь до нейтрального состояния, или же стала непредсказуемо опасной и ожидает первого толчка - точно не скажет никто. Даже безобидный навоз, попав во влажную землю с примесью известняка и соломы, в ходе химических изменений может стать взрывоопасной селитрой. Что уж говорить о взрывчатке??
Начинка снарядов сильно зависит от года, когда шли бои. В 41-м были довоенные запасы снарядов, часто ещё царских, снаряженных бог знает чем. После 43-го года у всех воюющих сторон вовсю пошла в ход пикринка, поскольку производить ее можно было быстро, и она мощнее тола. И если на уцелевших снарядах ещё может сохраниться хоть какая-то маркировка, указывающая на его содержание, то на осколке никакой маркировки, разумеется, не бывает.
Только за прошлый год на боеприпасах времен Отечественной войны по России взорвалось 30 человек. Это были те случаи, когда была зафиксирована точная информация - саперы, поисковики, местные жители.
"Черных" же "следопытов", шарящих по лесам в поисках военного "хабара" никто и не считает. Обычно от "смелых ребят", раскапывающих мины, плавящих из снарядов тол и жарящих на кострах "поросят" - не остается ничего, кроме кроссовок на дереве. Они лишь пополняют собой статистику "пропавших без вести". В России ежегодно пропадает без следа по 20.000 - 35.000 человек (почти 100 человек в день), и их больше никто никогда не увидит - но это только те, кого активно ищут родственники.
"Ушел в лес и не вернулся, примите меры к розыску" - такое заявление в милицию если и примут, то с большим трудом. Дело это бесперспективное, а снижать показатели по "раскрываемости преступлений" - желающих мало. Поэтому часто вместо розыска "черного следопыта" в милиции могут порекомендовать семье подождать 5 лет и, если "без вести пропавший" не обьявится, признать его через суд умершим. Только после этого можно будет оформлять "пособие по утере кормильца" и т.д.
А причиной неприятности вполне может стать не криминал, а такой вот занятный обьект:


"Небесное железо". Такие вот "метеориты" 15 месяцев подряд сыпались на Ржевскую землю.

Это осколок стреляного 152-мм снаряда. То, что он стреляный, видно по насечкам на направляющем пояске. Взорвался он штатно, от детонатора. А не разлетелся в мелкие щепки потому, что не сдетонировал тол, который и остался в нем. (В данном случае это был, к счастью, обычный тол без примеси динитронафталина, гексогена, и прочих "витаминов". Поэтому его уничтожили без проблем).
Обратим внимание на цвет. Пикриновая кислота дает при контакте с железом и влагой соли-пикраты - желтые и желто-красные кристаллы. Которые бывает очень трудно отличить от такой вот яркой ржавчины, хотя сама пикринка имеет желтую окраску. При высыхании пикраты взрываются от любого сотрясения.
Встретив такие обьекты, металлодетектор первым делом громко откликается на толстый медный поясок. При раскопках конец пояска, как видно на фото, может показаться из земли совершенно отдельно от ржавой болванки. Его по неопытности можно принять за бронзовый браслет, за медную гривну и прочий исторический артефакт. И потянуть из земли. Второй же конец пояска, как видим, может быть прикреплен к осколку, содержащему несколько сот граммов взрывчатки непредсказуемого состава...
На осколках хвостовиков мин хорошо звенят большие латунные капсюли.
В справочниках по трофейным боеприпасам в графе "Снаряжение" можно прочитать и такое (75-мм выстрел осколочно-фугасной гранатой Buntrauch):
      Цветной дым. Разрывной снаряд (?).
Вот и найди такой "цветной дым" в грунте :) Каков его состав? Что с ним со временем стало?? Во что превратился???
Откапывать большие железяки следует очень осторожно. Как рекомендуют указанные армейские руководства:
     ...при первой возможности следует переходить к откапыванию мины руками.
Лопата - уже слишком опасно. Когда обьект раскопан сапёром настолько, что можно подсунуть к нему толовую шашку, находку следует уничтожать подрывом на месте. Но что будет при этом с лежащими под опасной железкой средневековыми монетами? Приходится оставить этот способ обезвреживания на самый крайний случай, для мин и снарядов.
Обнаружив предмет типа такого осколка, перед поисковиком встает соблазн сжечь обнаруженную взрывчатку в костре. Рассказы о том, что после войны крестьяне топили печки толом из противотанковых мин, в общем, соответствуют действительности. Только мало кто знает, что дома с таким "отоплением" иногда взлетали на воздух.
Александр Доршенко запретил в своем отряде "Высота" сжигать тол в костре. Людям, убежденным, что старый тол может лишь гореть, но не детонировать, он наглядно продемонстрировал обратное.
Нашли они как-то раз осколок, кусок немецкой мины с хвостом. Ко дну прилип тол. Александр взял кусочек, положил на сапёрную лопату. Поджег. Тол загорелся с копотью. Затем он взял лопату за ручку и резко кинул горящий тол вверх. Раздался такой взрыв, что к вопросу о сжигании тола в кострах больше не возвращались.
При бросании горящего тола, особенно с добавками, резкий приток кислорода переводит "горение" в "детонацию", и тол взрывается. Не всегда, но часто.
При сжигании тола в костре достаточно хорошего порыва ветра - резкий доступ кислорода - и будет тот же эффект.
При сжигании тола в печке с хорошей тягой, достаточно резко открыть дверцу - резкий доступ кислорода - и может также произойти детонация.
А может и не произойти. Как повезёт...
Тол при обычном горении детонирует редко, тол с добавками - чаще, другие смеси и взрывчатки - ещё чаще. ТЭН и гексоген взрываются в огне сразу. Во флегматизированный ТЭН немцы добавляли розовый краситель ("розовый тол"), во флегматизированный гексоген - голубой ("голубой тол"). Они часто встречаются в зенитных и противотанковых снарядах. "Розовый тол" иногда запрессовывался в обычный тол в качестве детонатора. При попытке поджечь такой "тол", равно как и смесь тола с гексогеном, он может сдетонировать. А может и НЕ сдетонировать. Зависит от пропорции смеси, степени разложения и ещё многих причин.
Так что сжигать взрывчатку в кострах - не самая удачная идея. Подобные находки, предварительно полив водой, лучше бережно утопить на дне самой глубокой воронки или в болоте. Все, что связано с пикриновой кислотой (желтые потёки, "рыхлая ржавчина") - следует и вовсе не трогать.

Резюме.
Если на местности попадаются осколки и пояски от снарядов, это признак того, что она подвергалась обстрелу. Поэтому она может хранить такие "сюрпризы":
- неразорвавшиеся мины и снаряды,
- осколки с прилипшей взрывчаткой,
- взрыватели, стоящие на боевом взводе.
И если ржавая железяка превышает по размеру 10-15 см, откапывать её надо О-О-О-О-О-О-ОЧЕНЬ осторожно.

15.3.2004


ВЫХОД

автор   Mole Man   mailto:xlt@narod.ru

Copyright ©2004,Mole Man, All Rights Reserved Worldwide

http://xlt.narod.ru



Спонсоры страницы:
отборное супер видео только на этом сайте
Сайт управляется системой uCoz