http://xlt.narod.ru

О чем поведал металломусор.
Часть 1.

"Где побывали войска, там растут терновник и колючки.
После больших войн наступают голодные годы."

Лао-цзы, 30. (А ведь в его века еще не было артиллерии...)


    Уверен, что любой любитель истории, взявший в руки металлодетектор для поиска раритетов, испытывал это чувство. После первых же шагов по лесам и полям по территории некогда существовавших древнерусских княжеств к западу от Москвы, человек с удивлением замечает, что наш век - "железный". И вовсе не в поэтическом, а в самом буквальном смысле. Где старинные монеты? Где бронзовые украшения? Где наконец хотя бы медные крестики?? 99% сигналов, которые издает детектор - сигналы от ржавого железа. Добро бы это были на худой конец кованые гвозди, ржавые мечи, наконечники стрел, железные метеориты, кольчуги или подковы в конце концов - увы!! Земля усеяна мелкой, средней и крупной бесформенной металлической ржавчиной необьяснимого происхождения. И только яркие сигналы от медных направляющих поясков начинают прояснять картину. Все это, весь этот железный "ковер" - осколки...
    Так уж получилось, что все наиболее древние русские княжества оказались в зоне боевых действий второй мировой войны. Новгород, Псков, Смоленск, Тверь, Москва, Тмутараканское княжество на Тамани. О Киевской Руси, Прибалтике, Белоруссии и Галиции вообще молчу - там и от первой мировой железа хватает. Все понятно, война есть война, ее без снарядов не ведут. Однако постепенно начинают проявляться интересные закономерности и вставать совершенно необьяснимые вопросы... Почему на наиболее интересных для поиска местах - высоких выдающихся городищах, у древних церквей по берегам рек, и т.д. - земля изрыта воронками, усеяна ковром осколков, хотя немецкие позиции были явно в стороне? Почему доты штурмовали батальоны штрафников практически без артподготовки, заваливая трупами леса и поля и давая обильный материал для нынешних поисковых отрядов? И при этом зачем артиллерийским огнем сносились деревни, в которых явно не было немца?
    Еще больше сомнения добавили прочитанные мемуары фашистских генералов. Они с удивлением пишут, что у русские несут большие потери среди мирного населения. Но не от немцев, о от ... своих. "Наши доблестные (германские) артиллеристы, заметив огневую точку, посылают самолет-разведчик, засекают ее координаты с воздуха, делают два пристрелочных выстрела, вносят поправку по таблице стрельб и третьим выстрелом накрывают цель. Расход снарядов минимален.... Русским же не хватает элементарно грамотных офицеров. Заметив огневую точку они просто выкатывают пушку, выкладывают пару-тройку ящиков снарядов и стреляют до тех пор, пока не попадут, попутно снося пару соседних деревень."
    Я долго считал, что это - пропагандистская ложь, которой оккупанты обьясняли сильное сокращение мирного населения на оккупированных территориях. Однако обилие советских осколков, поднимаемых в самых непонятных местах и вид разрушенных снарядами церквей порождали смутные сомнения. Вдобавок были опубликованы документы, где еще в августе 1941 года верховным военным командованием Германии предписывалось немецким войскам "не уничтожать без толку (русские -М.М.) дома, так как они нужны для зимних квартир".
    Я мучался этими загадками до тех пор, пока мне в руки не попало интереснейшее издание - книга "Артиллерия" 1938 года издания для красноармейцев- артиллеристов и младших командиров артиллерии. Вот тут-то и стало понятно почти все. И необходимость штрафных батальонов, и почему наша артиллерия порой била по своим позициям, и почему наша артиллерия сносила русские деревни вместо укреплений противника, и для чего перед стрельбой по цели разрушали старинные церкви неподалеку. Соответственно, ни за что ни про что усеивая миллионами осколков все зоны, интересные для поиска старинных монет. Все это на языке артиллеристов называлось - "бессмысленность стрельбы по мелким удаленным целям" (гл.9), "привязка огневой позиции"( гл.11, "На закрытой позиции"), "рассеивание траектории по дальности"(гл.9), "параллельный веер" (гл.11, "На открытой позиции") и "стрельба по реперу"(гл.11, "Работа батареи корпусной артиллерии").
    Нет, не врали фашисты, когда говорили, что для попадания в цель русским требуется два-три ящика снарядов. В книге в гл.10 под выразительным названием "Трудно ли попасть в цель" читаем:     При этом поясняется, что для поражения цели с третьего выстрела командиру требуется предварительно тщательно подготовиться и все математически расчитать. Орудийный расчет при этом должны состоять непременно из отличников, которые 2 года учились быстро и точно работать в команде. Пушка при этом должна быть с новым, с неизношенным каналом ствола, вдобавок не разогретым стрельбой. Прицел - без заеданий и "мертвых ходов" (ведь разница толщиной в волос при прицеливании - 0.05 мм !!! - дает отклонение снаряда на 1 метр при стрельбе всего на 2 километра, а ошибка всего в одно деление прицела дает отклонение в 20 метров). Снаряды и гильзы должны перед этим правильно храниться, чтобы из пороха не испарялись эфир и спирт, а перед стрельбой быть тщательно вытерты от смазки и не лежать на солнце. Состав пороха в заряде - однородным. Снаряды должны не отличаться друг от друга весом в граммы и быть одинаковой шероховатости......................
    Но бывали ли в реальности такие "идеальные" условия? Да и могла ли промышленность в условиях военного времени, когда на токарных станках работали женщины и дети, произвести столь совершенное снаряжение? И можно ли в условиях боя уследить за тем, чтобы на приготовленные к стрельбе снаряды не попало солнце?? Чтобы успевал остыть от стрельбы ствол? И в него на поле боя не попало ни дождя, ни пыли?? И прочая, и прочая. Да и где было взять столько отличников учебы с 2-х летним стажем?? Но увы, "тогда, конечно, нечего и думать о том, чтобы попасть в цель третьим снарядом: можно выпустить сотню снарядов и все же не попасть в цель".
    После чего в гл. 11 "Как артиллерия стреляет" на конкретном примере поясняется, что для стрельбы с открытой позиции (когда цель ВИДНА) при благоприятных условиях для пристрелки и обеспечения "узкой вилки" требуется минимум 5 снарядов после чего отдается команда "4 снаряда беглый огонь!" и "вы решили поставленную вам огневую задачу". Итого ДЕВЯТЬ снарядов для поражения цели, которая находится перед глазами. При этом обьясняется, что разброс в 200 метров является нормой, а на практике бывают разбросы в 1 км. При стрельбе же с закрытой позиции (когда цель не видна) характерен такой хрестоматийный момент: "Командиру батареи доложили, что батарея готова, но еще не могли определить сколько-нибудь точно, где она стоит; среди кустов, где расположены орудия, не так-то просто ориентироваться. Командир батареи решил все же начать стрельбу, не теряя времени на уточнение положения батареи и на вычисления. Он знал, что стрелять надо на запад, то есть приблизительно по буссоли 45-00... ... Не удивляйтесь, что первый разрыв получился так далеко от цели: ведь орудие цели не видит, а никаких точных расчетов командир батареи не производил, так как он должен был возможно скорее открыть огонь".
    Заметим ключевую фразу - командир "должен был СКОРЕЕ открыть огонь". Это враг пускай "теряет время на уточнение положения батареи и вычисления", на метеорологические замеры, на полеты самолета-разведчика и аэрофотосьемку. Нашим же надо было все скорее. В книжке только об этом и пишут - все скорее и скорее. Скорее открыть огонь, не дожидаясь, пока выяснишь собственные координаты на карте. Скорее начать стрельбу, не сделав замеров температуры и плотности воздуха. Скорее начать артподготовку, не дожидаясь, пока за 400-500 км подвезут небходимое число снарядов. И после этого, кстати, честно пишут, что накрыть свой передний край артогнем в этой спешке - обычное дело (!!!).
     После чего в доступной форме излагается, что на "привязку огневой позиции" (то есть для ответа на вопрос "Игде я нахожуся??") и поражения первой цели батарее требуется минимум 13 снарядов. Это та задача, на решение которой у немцев требовался полет самолета-разведчика и несколько минут математических вычислений.
    Ну что за мелочные подсчеты, скажет читатель, снарядом больше, снарядом меньше, война ведь! Но каждый выпущенный "в белый свет, как в копейку" 76-мм снаряд дает примерно 1000 осколков, которые убивают все живое на площади "хутора с двором, надворными постройками и небольшим огородом". 152-мм снаряд за раз сносит соответственно 4 сельских усадьбы. Вот предварительная "привязка" всего одной пушки в обжитой местности и дает 13 х 4 = 72 уничтоженных крестьянских хозяйства. Что сделают с местностью 13 снарядов разных калибров можно представить, посмотрев на картинку.
    Открыв бесполезный огонь батарея не только тратит впустую снаряды, громит мирные деревни, но и обнаруживает себя. А значит - после такой "привязки" должна немедленно сниматься с места, поскольку за это время "привязали" ее к местности и вражеские артиллеристы. А после перемены позиции - все начнется сначала... Но оправдывает ли цель средства? Оказывается, после такой стрельбы по соседним городам и селам, лесам и полям - цель вовсе НЕ уничтожена, а ... "ПОДАВЛЕНА". То есть "дым окутал цель сплошной тучей... даже если пулеметчики и не погибли, то, ничего не видя, метко стрелять они все равно уже не могли..." Но "нельзя метко стрелять" не означает "нельзя стрелять вообще". В главе "Можно и не видеть цели" чуть ранее рассказывается, как следует стрелять, когда цели не видно за дымом и пылью. Немцы тоже ученые и тоже прекрасно стреляли не видя цели - вбивали перед пулеметом колышки, ограничивая сектор обстрела, и косили потом не глядя, и ночью и сквозь дым. А стрелять не видя цели из пушек они умели также не хуже нашего, путем "отметки по точке наводки" и "угловым координатам", как и описано. Так что все это "подавление" - буквально "пускать пыль в глаза". Скорее открыть огонь, скорее отрапортоваться "Цель подавлена!". Для галочки... А теперь - пехоту вперед и ура... Вид в артиллерийскую панораму
    Причем что характерно - в качестве цели на стр.253,254,255 нарисована обреченная русская деревня Заозерье, перед которой отрыт окопчик с пулеметом. А в главе 10 на стр.217 в перекрестии прицела нарисована колокольня древнерусской церкви. Что-то из псковской школы зодчества. Это уже куда ближе к жизни.
    Стрельба по "реперу" - наиболее жуткий раздел книги. Видете ли, для того, чтобы первый же снаряд упал близко к цели, недостаточно знать точные "топографические данные" цели. Надо учесть еще и температуру воздуха, и давление, и ветер, для чего каждые два часа надо бы проводить соответствующие замеры. "...Все нужные данные можно получить из "Таблиц стрельбы", но производить вычисления на бумаге - довольно долго." Поэтому выбирается "репер" - любая хорошо видная на местности "вспомогательная точка". После пристрелки по "реперу" высчитывались поправки для стрельбы и огонь "точно и внезапно" переносился на позиции противника. В книге "репером" был взят для образца ни в чем не повинный "дом с зеленой крышей в деревне Городец", на который как гром среди ясного неба обрушились сорокакилограммовые 152-мм гаубичные снаряды корпусной артиллерии. Каково это было наблюдать в бинокли и стереотрубы, как после первого выстрела по деревне замечутся застигнутые врасплох дети и старики, а после этого - "Недлинный подсчет. Команда. Летят уже четыре снаряда - один за другим". И после 5 пристрелочных выстрелов по "домику с зеленой крышей" должна была дать залп вся батарея корпуса... Из какой стали должно быть сердце артиллерийского командира? И должно ли оно быть вообще??
    Да наверное, в жизни все проще. И мирных людей в стереотрубу может разглядеть лишь необстреляный курсант, не забывший еще гражданской жизни. Артиллерийский же офицер видит в стереотрубу лишь ЦЕЛЬ и деления угломера. Не попадают люди в его поле зрения. И голова его полностью заполнена расчетом "поправок на смещение", лишним мыслям там места нет...
    Характерно выбрано название типичного "репера" - "деревня Городец". Это как раз говорит о том, что деревня старинная, располагалась на древнерусском городище, а потому находится на возвышенности и хорошо видна на местности. Ну и, конечно, была усыпана редкими старинными монетами. И ведь каждый 152-мм снаряд усеивал осколками 70 м х 25 м = 1750 кв метров этого городища, 1/6 гектара, доставляя хлопот будущим любителям металлодетекции. А темп забивания местности "железом" примерно таков - полковая пушка 76 мм может дать 16 выстрелов в минуту, выпустив 100 кг снарядов, которые дадут при разрыве - за минуту! - 30 000 осколков разного веса.Успешной металлодетекции, искатели раритетов!...
    Русские деревни сносились советской артиллерией даже не для того, чтобы лишить немцев "зимних квартир", а для ускорения расчетов поправок в стрельбе... Вот вам и те потери среди мирного населения, о которых писали немцы. Но почему бы не выбрать в качестве репера высокое дерево, раскидистый куст или что-то в этом роде? Обьясняем. Да потому, что за пристрелкой по реперу наблюдение ведется таже и с воздуха, а сверху из самолета все деревья - одинаковые. Высокие деревья могут служить лишь ориентиром, а не репером. Повезло им...
    В реальности же "репером" была чуть не каждая колокольня, чуть не каждая церковь, городище на высоком берегу, курган, любая видная деревня на вершине холма. Центнеры осколков обрушивались на старинные места, хранящих древние монеты - зоны наших поисков. И не потому, что тут стояли немцы. Просто так уж повелось в нашей сырой холодной средней полосе, что и угро-финны и славяне селились на возвышенных местах, прогреваемых солнцем и, соответственно, "хорошо видных на местности". Да вдобавок еще и церкви там строили...
Стрельба по реперу
Рис.265. Расчет переноса огня от репера
на ненаблюдаемую цель (справа внизу -
чертеж на "огневом планшете").

    Однако вышесказанного вы можете подумать, что для поражения любой цели достаточно выпалить в белый свет два-три ящика снарядов? Увы. "И рассчеты показывают, и практика подтверждает", что для разрушения блиндажа на расстоянии 5 км требуется 100 снарядов 122-мм гаубицы. Из 100 - СТА! - снарядов в цель в среднем попадет 2-3. Отсюда и понятие "бессмысленность стрельбы по мелким удаленным целям". А сколько подвод нужно, чтобы подвезти снаряды за 300-400 км по разбитым дорогам? "Легко ли в этих условиях расходовать снаряды тысячами??". И уже прозвучали слова "...но доблестные красные артиллеристы, воспитанные товарищами Сталиным и Ворошиловым, умеют по-большевистски решать самые сложные боевые задачи". И обьясняется, как при нехватке снарядов съэкономить ценные снаряды можно, послав на смерть бойцов, которые всегда под рукой (гл.16). А посему в реальной жизни после "подавления" цели (то есть поднятия снопа пыли возле нее) - "в прорыв идут штрафные батальоны"...
    После прочитанного может возникнуть мысль, что из реальной пушки в реальной обстановке и попасть-то никуда точно нельзя. Не беда: не попадем с третьего выстрела - попадем с пятнадцатого. Немецкие мемуары начала войны (дело происходит в краях наших поисков) полны таких пассажей:
    "Сумасшедший артиллерийский огонь - до 9000 снарядов в день, барабанил по немецким защитникам, усиленный бомбами и огнем очень сильно дающей о себе знать вражеской авиации."
    И что же после такой подготовки, когда каждые 6 секунд на немецких позициях разрывался гаубичный снаряд, когда каждые сутки на немецкие головы обрушивается ДЕВЯТЬ МИЛЛИОНОВ осколков - что же, от немецких позиций остался лунный пейзаж?? Все обьекты были уничтожены не третьим, так тридцать третьим снарядом? Увы. "...атаки русских были отражены немецкими соединениями, причем (немецкая - М.М.) артиллерия зачастую разбивала вражеские исходные позиции. Противник стремился к успеху, но не смог достичь прорыва, несмотря на свое превосходство в людях и технике. Его остановили храбрые (германские - М.М.) защитники на своих широко растянутых позициях..."
    Вот уж воистину "...можно выпустить сотню снарядов и все же не попасть в цель"...
    В цитируемой книге для младшего комсостава (еще до войны, в 1938 году) звучат грустные откровения: "Маленькая пушка в передовых частях пехоты (стреляющая прямой наводкой - М.М.)... полезнее целой батареи, стоящей на закрытых позициях". Ведь пехоте "пришлось бы передавать по телефону или радио на наблюдательный пункт батареи ПРОСЬБУ открыть огонь, разьяснять, где находится цель, и затем ждать, пока батарея найдет цель, пристреляется и поразит ее". И это при том, что если эту ПРОСЬБУ пехотный офицер и передал артиллерии, она может ничего не означать: "Прежде, чем начинать стрельбу по какой-нибудь цели (даже по той, о которой просит несущая потери пехота - М.М.), артиллерист должен продумать, сколько приблизительно понадобится снарядов, чтобы эту цель поразить, есть ли вообще смысл тратить на эту цель такое количество снарядов. Цель маловажная - да еще малых размеров - не должна соблазнять артиллериста"... Чтож, у пехоты свои задачи и свое начальство, и артиллеристов свое. Так что, пехота, сама выкатывай батальонную пушку на открытую позицию, пристрелянную пулеметами и минометами противника, и начинай неравную дуэль. (Не даром фронтовики дали 45-мм пушке выразительное называние "Прощай, Родина!"). Ну, а когда от пушки останется дымящаяся воронка, "примкнуть штыки" и "коммунисты, вперед"... А молодежь надо растить на примере А.Матросова, чтобы бойцы знали, как поступать в случаях, если артиллерист посчитал вот этот ДОТ маловажной целью, ведущей лишь к "лишнему расходу снарядов", а заградотряд не оставил шансов на отступление. Результаты такого "взаимодействия родов войск" до сих пор лежат по по лесам и болотам всех западных областей нашей бескрайней родины, не поисковикам это рассказывать...
    Справедливости ради скажу, что видел и результаты отличной, восхитительной работы советской артиллерии. В Кенигсберге, в Восточной Пруссии. Когда многотонный бетонный колпак у входа в "неприступный" V форт от прямого попадания дальнобойной пушки треснул, как яичная скорлупа, это не может не вызывать восхищения! Ведь можем же, когда научимся!!! (Правда, сам город был разрушен на 90%) Но - увы!- подобное зрелище снайперских попаданий редко встретишь в среднерусской полосе, где бои вели малообученные курсанты 41 года выпуска, которым явно не хватало необходимого 2-х летнего опыта стрельб.
    Книга справедливо утверждает: "артиллерист должен отлично знать и арифметику, и геометрию, и тригонометрию, и алгебру, и аналитическую геометрию... надо знать всю высшую математику. Быть хорошим артиллеристом - это значит обязательно быть хорошим математиком" (гл.11 "Математика в артиллерии"). Ведь часто при темпе стрельбы один выстрел за каждые 3-4 секунды командир должен высчитывать поправки, решая в уме ТРИГОНОМЕТРИЧЕСКИЕ уравнения. Более того - командир орудия должен точно знать через сколько секунд это уравнение будет решено, сколько секунд потребуется наводчику для коррекции прицела, а заряжающему - для зарядки пушки. Нет, это не из области ясновидения. Это из области тщательной ДВУХЛЕТНЕЙ подготовки артиллериста, на которую в 1941 году ни у кого уже не было времени. А иначе стрельба называется "из пушки по воробьям".
    "Математикой артиллеристу надо овладеть так хорошо, чтобы даже в бою, под огнем неприятеля, он не ошибался в расчетах, уверенно и спокойно применял нужные формулы". Да только где же было взять столько хороших математиков среди бывших крестьян, окончивших скороспелые артиллерийские курсы? В эти довоенные требования жизнь внесла свои коррективы - "Артиллерист должен быть всегда чисто выбрит и слегка пьян"...
    Да собственно, так прояснилась еще одна загадка подмосковного сражения 1941 - когда батареи "подпускали танки поближе, чтобы бить прямой наводкой, наверняка". Ну не хватало квалификации у офицеров, чтобы быстро высчитывать поправки по таблицам синусов при стрельбе по движущимся целям - вот и пытались стрелять из пушки, как из большого ружья. Раздавленные танками советские батареи до сих пор находят под Москвой поисковики...

    Однако в 1938 году советским военным начальникам ход будущих боевых действий представлялся вовсе не таким... Они не думали ни о немецких танках, утюжащих наши артиллерийские расчеты, ни о русских, украинских и белорусских селах, вслепую сносимых огнем советских пушек, ни о диких потерях пехоты в лобовом штурме немецких дотов при полной беспомощности артиллерии. Нет, думалось им совсем о другом. Книга рисует величественные картины будущей войны, состоящих из одних наступательных боев. После "короткого и мощного удара" основная забота армии была "неотступно преследовать противника, не давая ему закрепиться, не позволяя уйти от окончательного разгрома". Грандиозные видения описаны в форме будущего времени, что придает им характер библейского пророчества... Апокалипсис, каким он виделся советским генералам в 1938 году. Сейчас все это вызовет лишь грустную усмешку, но тогда это казалось таким реальным. (Хотя даже из приведенной главы видно, что и при таком ураганном наступлении планировались немеряные потери пехоты. Местное же население "попало в кадр" только на картинке с горящими селами)...

    ...Прошли годы и годы. Сменились артиллерийские системы и типы снарядов, не раз и не два поменялся офицерский состав, давно изобретены компьютеры и лазеры и космическая фотосьемка. Да только российская тактика ведения огня осталась такой же тупой и бессмысленно жестокой по отношению к гражданскому населению.
    С недоумением о ненужной жестокости происходившего рассказывали мне солдаты-"афганцы", что если из одного дома в Афганистане раздавалась стрельба, то артиллерия сносила весь кишлак. Так теперь ясно - это была вовсе не варварская месть по принципу "за одного нашего - сто ваших". Это просто был "параллельный веер", после которого по артиллерийской науке следовал "веер по ширине цели". Но то было в "темные коммунистические времена", может что-то изменилось в новой России? Увы...
    "И что вы, журналисты, чистоплюйствуете, поднимаете шум о потерях среди мирного населения Чечни?? - вещает с телеэкрана некий артиллерийский полковник,- Войска решают поставленные задачи. Если для подавления цели мешает пара многоэтажных домов, то сначала артиллерия сносит эти дома КАК ПОМЕХУ, а потом подавляет цель." Цель по-прежнему оправдывает средства. А мирное население, жители, люди, их жизнь, их имущество, их жилища, их жалкие пятиэтажки, их убогие домики - это помеха для выполнения армией боевых задач на местности. Помеха, которая легко устранима. Не нравится пример с Чечней, там все бандиты?? Так недавний опыт 1993 показал, что стрелять из пушек можно и в центре Москвы. Не знаю куда целились наводчики, стреляя в упор в Белый дом, да только у меня сложилось впечатление, что они с чудом в него попадали. Снаряды цепляли чуть не самый край здания, едва не уносясь мимо, в мирную столицу, где по улицам ходили ни о чем не подозревающие москвичи. Неважно, где стреляет пушка, в Чечне или в Москве. Важно то, что решение об открытии огня и постановку огневых задач ведут люди, для которых жизнь десятков мирных ни в чем не виноватых граждан - ничто. И когда вы строите высокий видный коттедж на крутом берегу, подумайте, не послужит ли он вскоре "репером" или "помехой" безвестному артиллерийскому офицеру в наше неугомонное время
    И продолжаться это будет до тех пор, пока не будут сделаны выводы из бесчеловечного, варварского метода использования артиллерии на собственной территории. Это будет продолжаться, пока армейское командование не поймет преступность принесения мирных жителей в жертву "поставленным огневым задачам". Это будет продолжаться, пока артиллерист не перестанет быть "слегка пьян", а станет "хорошим математиком".
    То есть, в российских условиях, это будет продолжаться - вечно.

    Вот такие на такие грустные мысли навел скрипящий под ногами металломусор...

сентябрь 2001

Продолжение...



НАЗАД

автор   Mole Man   mailto:mole_man@mail.ru

Copyright ©2001,Mole Man, All Rights Reserved Worldwide

http://xlt.narod.ru



Спонсоры страницы:
онлайн в отличном качестве
Сайт управляется системой uCoz